Arif Mamedov : "Со всей ответственностью могу сказать, что не являюсь креатурой каких-либо западных, российских или исламских структур."

9-06-2015, 12:57           
Arif Mamedov : "Со всей ответственностью могу сказать, что не являюсь креатурой каких-либо западных, российских или исламских структур."
Постоянный представитель Организации Исламского Сотрудничества (ОИС) при ЕС, Чрезвычайный и Полномочный посол Ариф Мамедов, вокруг которого в последние дни завернулись нешуточные страсти из-за его высказываний на страницах «Фейсбука», в эксклюзивном интервью Гамиду Гамидову специально для Vinegret.az рассказал о том, зачем он стал публично и критично высказываться в сети, поделился своим мнением относительно того, кто стоит за всей той кампанией против него, рассказал о том, что именно его больше всего возмущает в Азербайджане, поделился своими ближайшими планами, связанными с нашей страной, и ответил на вопрос относительно своей политической деятельности в ближайшее время

- Давайте начнем с самого начала. Те статусы, что нам показывались в известных статьях, действительно ваши статусы и ваши комментарии? Это ведь не подделка, так? Не фейковый профайл?

- Да, это мои статусы и комментарии.

- Просто, просматривая вашу страницу, я их не увидел. Возможно, они были написаны только для друзей, а я не являясь вашим френдом, их автоматически видеть не могу. Но главное вы подтверждаете, что это ваши слова?

- Да, это мои слова.

- Давайте начнем со статуса касательно пожара в 16-этажке…

- Это был мой крик души.

- Ок. Но до того, как его опубликовал haqqin.az, вам никто из Баку, из МИД не звонил, ничего не говорил, не просил стереть этот статус со своей страницы?

- Несколько дней назад я был в Стамбуле на встрече Организации Исламского Сотрудничества (ОИС). Мне на телефон поступил звонок, но я был на встрече и не успел поднять трубку. Потом до меня дошел мессадж, что из администрации со мной хотели поговорить. Но я не знал, кто именно мне звонил. Подумал, что, выйду со встречи, и потом узнаю и перезвоню.

- То есть после того, как вы написали статус, прошло достаточно времени и только потом с вами решили связаться?

- Да, потом. Не сразу.

- Вы говорите, что был звонок из администрации. Уточните, администрации президента страны или МИД?

- Из администрации президента.

- Статья в haqqin.az для вас самого стала откровением? Вы сами не ожидали такой реакции?

- Вы знаете, я не знал, что можно так грязно поступить по отношению ко мне. Я даже комментировать это не хочу. С каждой статьей пишутся вещи все омерзительнее и омерзительнее. Хотя, если честно, я сам регулярно читаю haqqin.az, потому что по его публикациям ты узнаешь то, как мыслят люди во власти. Человек с аналитическим мышлением, прочитав пару статей этого ресурса, сразу может сделать выводы, о том….

- Кто против кого и зачем…

- Да. Если ты знаешь, какие-то внутренние подоплеки, знаешь кухню, читая этот ресурс, можешь сделать для себя определенные выводы о том, какие процессы происходят внутри. А это очень важно. Потому что в принципе все очень закрыто. А читая haqqin.az, ты понимаешь то, как власть думает.

- Напомните, сколько лет вы уже работаете на дипломатической службе?

- В МИД я пришел в 1993 году. А в посольство АР в Бельгии в качестве второго секретаря я приехал в 1995 году.

- То есть 20 лет получается…

- Да, 20 лет в Европе. У меня был, правда, маленький перерыв – я работал в МИДе начальником Управления по правам человека и демократии.

- А послом ОИС при ЕС как давно вы стали, напомните, пожалуйста?

- С 2013 года. Буквально через две недели исполняется два года.

- Вот эти два года, вы, являясь гражданином Азербайджана, тем не менее не являетесь азербайджанским дипломатом, я правильно понимаю?

- Нет, я являюсь азербайджанским дипломатом. У меня есть ранг Чрезвычайного и Полномочного посла. Но я назначен послом ОИС решением генерального секретаря этой организации, а не решением Азербайджана. То есть меня может отозвать только генеральный секретарь ОИС.

- Давайте начистоту. Вот тот факт, что вы не работаете на Азербайджан, не являетесь дипломатом, который представляет АР, как-то, скажем так, развязал вам руки и язык, придал больше свободы, в результате чего вы позволили себе такой статус, какой написали по трагедии, связанной со сгоревшей 16-этажкой?

- Во-первых, Азербайджан член ОИК, причем очень активный. Да, это статус был неким криком души. Но ведь не только из-за сгоревшей 16-этажки я его написал. Накопилось много всего и не только у меня. То, что написал я, говорят все. Просто говорят не открыто, а шепчутся дома, на кухне, в гостях, на отдыхе.

В Азербайджане нет ни одного государственного чиновника, которого бы я не знал лично. Каждый из них что-то критикует, но сам меняться не хочет. Это когда приезжаешь в Баку, садишься в такси и таксист начинает жаловаться тебе на то, как водят автомобили у нас в столице. Но при этом сам параллельно нарушает несколько правил дорожного движения. С чиновниками так же.

- Но вы когда писали статус, отдавали себе отчет о том, какая может быть реакция, или даже не подозревали, что она может быть такой?

- Я отдавал себе отчет о том, что может быть какая-то реакция. Но дело в том, что моя ФБ-страница уже давно не активна, я давно ею не пользуюсь. И вот спустя какое-то время я открыл ее и стал замечать какие-то интересные тексты, фото, видео. И когда случилась эта трагедия, когда ты видишь на ФБ, как выкладывают плач матери, потерявшей ребенка или обезумившие глаза отца, который не может войти в горящее здание, это все на меня произвело очень сильное впечатление. Вы знаете, все бывает внезапно. Должно быть несколько факторов, которые подвигнули человека на такой шаг. Я даже не знаю, насколько в тот момент я делал это осознанно.

Да, пишут, что я дипломат с 20-летним стажем и реально как-то должен был бы контролировать свои эмоции. Но на данном этапе я должен был либо дома кричать от боли, обсуждая это с близкими людьми, либо как-то изложить все это для людей, это все-таки был такой, знаете, крик души.

- Но если бы вы были послом Азербайджана, написали бы тоже самое или нет, только честно?

- Думаю, что написал бы. Вы знаете письма, которые я по долгу службы писал руководству страны, всегда были четкими, с какими-то предложениями и очень часто критические.

- То есть вы уверяете, что написали бы в любом случае?

- Да.

- Данный статус является криком души. Ок. Но СМИ публиковали и другие ваши статусы, отнюдь не политического характера, в которых люди видят некоторое пренебрежительное отношение к стране. В частности, статус про еду в Азербайджане или про вашу любовь посещать европейские спа-центры…

- Извините, но я написал, что сегодня ужинал три раза. Но я привык, что в Европе после 18:00 я обычно не ем. А культ того, что в Азербайджане, если с кем-то сидеть, то обязательно сидеть за едой, не совсем меня устраивает. Только и всего.

- Но люди углядели в этом некое пренебрежительное отношение к традициям, Родине…

- Нет ничего такого. Я являюсь частью этого народа. Дома мы едим наши национальные блюда. Просто мы не используем канцерогенные продукты, которые в Азербайджане распространяют свои же фирмы. И делают это без соблюдения норм и требований стандартов.

В Баку я ходил навещать родственника в онкологический центр, и был поражен количеством людей, которые там лечатся. А ведь это огромный центр….И качество продуктов оставляет желать лучшего и даже вкус. Когда ты их ешь в Баку, то буквально чувствуешь, что они не совсем чистые и качественные. В Европе соблюдение норм и стандартов очень серьезно.

У всех нас азербайджанцев очень высокий холестерин. Очень много других болезней, связанных, как с качеством продовольственных продуктов, так и с формой нашего питания. Производимые олигархами продукты высококанцерогенные.

Уверен, что если проверить продукты питания, которые выращиваются или производятся в Азербайджане, во многих будет обнаружены опасные вещества.

- Давайте вернемся к тому дню, когда на haqqin.az была опубликована первая статья касательно ваших высказываний на ФБ. Где она вас застала, были ли звонки из МИД Азербайджана, из аппарата президента, что было потом?

- Особого ничего не было. Звонок, который был до этого, о котором я вам говорил, скорее всего, был связан с тем, чтобы меня пожурить за мои высказывания. Однако в любом случае, думаю, что статья все равно бы вышла. Потому что после звонка статья вышла буквально через несколько часов.

- И после этого с вами никто не связывался?

- Нет.

- Баку, насколько нам тут известно, уже поставил вопрос перед ОИС об отзыве вашей кандидатуры с посла этой организации в ЕС.

- ОИС - уважаемая международная организация. По количеству стран-членов она вторая в мире крупнейшая организация с 57 членами. И тут все делается не так, как привыкли в Баку. Генсек – опытнейший политик, который известен далеко за пределами своей страны. У меня нет конкретных данных о том, посылал ли кто-то запрос о моем снятии или нет, а если посылал, то когда это сделал. Но я думаю, что, как опытный политик генсек много раз подумает прежде, чем будет принимать какое-либо решение. Кроме того, у меня есть контракт, согласно которому процедура прерывания контракт довольно сложна. Тут не так как в Баку, когда заслуженного человека могут уволить с работы и уничтожить за секунду. Процедуры очень близки к ооновским стандартам. Это все равно, что обратиться к генсеку ООН, чтобы он снял своего представителя в какой-либо стране по требованию страны, гражданином которой тот является.

Посмотрим, чем все закончится. Но, повторяю, я знаю генсека. Он очень опытный и известный. Его знают и в Саудовской Аравии, и далеко за его пределами. Не думаю, что это будет легкое решение и это случится скоро.

- То есть вы остаетесь послом ОИС в ЕС?

- Да, я остаюсь послом. Завтра в Брюсселе, к примеру, провожу заседание 57 послов мусульманских стран в Бельгии и при Евросоюзе. После этого я встречаюсь с генеральным секретарем службы внешних связей Евросоюза. Это человек фактически занимает второе место в службе внешних связей ЕС после Верховного комиссара ЕС по внешней политике Федерикой Могерини.

- Напомните, на сколько лет у вас заключен контракт с ОИС?

- На четыре года.

- Два из которых уже истекли.

- Да.

- После того, как были опубликованы нашумевшие статьи, те ваши коллеги, которые лайкнули ваши статусы, и которые за это теперь серьезно расплачиваются, с вами как-то связывались?

- Ни они меня не искали, ни я их. Понимаю очень сложное положение, в которое они попали. Еще до того, как были опубликованы их заявления с извинениями, я знал и говорил, что на них оказывается очень большое давление с тем, чтобы они выступали против меня. Это еще будет продолжаться. Просто это уже никто не читает. Все выглядит настолько примитивно, что я к этому отношусь с юмором.

- Но их, между прочим, уволили.

- Не знаю, кого уволили, а кого оставили. И я очень сожалею, что за лайк того, что я выразил соболезнование своему народу, и люди согласились со мной, за это приходится расплачиваться.

И я согласен с тем, что лайкнуть – это не обязательно согласиться. Это означает, что ты увидел, посмотрел, прочел. Это не означает, что лайкнувший со мной солидарен.

- Нет, ну давайте честно. Лайк - это прежде всего солидарность, кто бы что бы сейчас не говорил.

- Если бы они коммент написали бы, то это куда большая солидарность. А лайк – это увидел и возможно в какой-то степени согласен. Один из дипломатов сказал, что согласен с первой частью моего статуса, и поэтому поставил лайк. Я считаю, что это вполне себе так. Если я завтра лайкну вашу статью, это не значит, что я согласен со всей статьей. Возможно, мне понравилась какая-то отдельно взятая мысль. Поэтому клеймить этих ребят, которые поставили лайк, не правильно. Они могли согласиться с первой частью моего статуса, но не согласиться с тем, что написано потом.

- После того, как была опубликована первая статья, не было желания срочно прилететь в Баку и объясниться на месте?

- Я знаю, кто стоит за этим издания. Те, кто приезжали в Баку после того, как haqqin.az о них что-то писал, уже никуда не выбирались. И я знал, что если про меня написал этот сайт, то я попал в разряд врагов.

- То есть вы просто побоялись, что обратно выехать вы уже не сможете?

- Я не просто побоялся, а был уверен, что обратно из Азербайджана я уже не выеду. Опасность, связанная с моим выездом, была и раньше.

- Вы говорите, что не можете назвать имя человека, который стоит за всей этой кампанией против вас. Но тогда может назовете причину того, почему все это сейчас происходит? Например, говорят, что вы очень сильно повязаны с западными спецслужбами, что вас завербовал Запад, что вы стали частью той антиазербайджанской кампании, которая ведется на Западе и вы становитесь чуть ли не ее руководителем. На это что можете сказать?

- Вы знаете, на сайте писали, что я закончил школу ГРУ в Москве. Абсурд. Сейчас могут сказать, что если я работаю в ОИС, то я какой-то исламист. Я не удивлюсь, если завтра напишут, что я работаю на инопланетян.

Я родился в Азербайджане, в самой простой азербайджанской семье. Родился в Гяндже. Вырос там, жил какое-то время. Бабушка моя ходила в платке. То есть у нас была традиционная азербайджанская семья. Но дальше я ходил в школу в Баку. Учился в русском секторе. Дальше учился в Москве в Институте военных переводчиков. То есть я рос в азербайджанской культуре, в культуре моей семьи, но я вобрал в себя в том числе культурное наследие русского народа, советскую культуру. Я вырос на советских фильмах, на Пушкине, Достоевском, Толстом, Некрасове и т.д. То есть я вырос на ценностях в том числе русской культуры, которая мне не чужда.

Есть культура твоего народа, твоей семьи, а есть культура среды, в которой ты рос. Но последние 20 лет, проживая в Европе, я вбираю в себя какие-то пласты европейской культуры. То есть я открыт, и люблю брать разные культуры. Чем больше человек вберет в себя различные культуры, тем богаче духовно он становится.

Я знаю в совершенстве 7 языков и жалею, что нет времени изучить еще. Я бы хотел немного подтянуть уровень испанского языка, который я знаю. Подтянуть уровень эфиопского языка, который я стал подзабывать. То есть изучение языков очень важный вопрос.

И я, зная русский, читаю произведения на русском языке. Зная английский язык, могу читать американскую классику. Знаю французский – читаю и этих авторов.

- И все-таки вы не сказали, почему, по-вашему, была затеяна подобная кампания против вас? Неужели все дело исключительно в ваших статусах?

- Меня знает вся политическая элита Европы. И в Страсбурге знают, и в Брюсселе знают. В Баку это вызывало недовольство многих. Меня уважают в Европе и знают как человека с демократическими идеями, который открыт к разговорам, идеям и дебатам.

В Европе очень ценят открытость, если человек искренен, если человек может критически относиться к разным процессам, если в каждом негативе искать что-то хорошее. И вот в Баку есть определенный круг людей, который меня не любил потому, что я успешно работаю. Они, наверняка, стали думать, что здесь что-то не так…

Это длится давно. Зуб на меня точили очень давно. Лет 5-6 – точно. Просто мой статус в ФБ стал для них поводом.

- Зуб точат люди в МИДе, зуб точат люди в аппарате президента?

- Это люди в аппарате.

- Только за то, что вы стали авторитетным дипломатом? Только за это?

- Это связано с тем, что я довольно успешный дипломат, который открыто говорит, который общается, и у которого есть определенный уровень доверия в Европе.

- После того, как началась вся эта кампания, вы написали очередной статус, в котором заявили, что, дескать, такого давления не было даже во времена Сталина и т.д. То есть фактически открыто обвинили власти, как вы выразились в репрессиях. Многие это расценили как выступление против властей и как некий призыв к смене власти. Вы действительно выступаете за это?

- Я не выступаю за смену власти, я выступаю за реформы. Если власти смогут провести реформы, которые ждет от них народ, а вы великолепно знаете настроения людей, настроение улицы и даже настроение элит…А в элите есть люди, которые видят, что все, что происходит, неправильно. Я знаю их лично, общаюсь со многими ее членами. И если еще их начнут увольнять за то, что кто-то меня знает, то надо будет увольнять все политическую элиту.

Так вот люди понимают, что надо что-то делать. А те люди, которые сейчас напали на меня, держат более прогрессивных членов команды в определенном страхе. Последние не могут даже высказывать свои мысли из-за страха, который исходит оттуда. Поэтому считаю, что надо реформировать общество и не бояться этого. И если у президента хватит сил и решимости это делать, то народ его поддержит.

- Вы сейчас сделали заявление не столько как дипломат, сколько как политик. Означает ли это, что вы намерены податься в политику? Потому что сейчас много слухов о том, что вы намерены возглавить оппозицию, стать западным ставленником и т.д.

- Я не собираюсь быть частью оппозиции или ее лидером, не собираюсь создавать какие-то либо политические партии. Уверен, что сами политические партии в сегодняшнем 21 веке актуальность не имеют такую, как раньше. Это тоже самое, что читать газету и читать сайты. Ты конечно можешь читать газеты, а можешь войти в Твиттер и прочесть информацию, которая обновляется каждую минуту. Вот политические партии из той же серии.

Считаю, что сегодня важнее иметь команду грамотных людей. Это основа всего. Людей, которые получили великолепное образование, которые говорят на иностранных языках, имеют критический уровень мышления, и могут находить решения на какие-то вопросы.

И посредством вашего сайта я хочу обратиться и хочу сказать, что нужно иметь людей, нужно привлекать людей на пользу нашей стране. У нас есть огромное количество очень грамотных азербайджанцев, которые живут за рубежом – не важно в Европе, Украине, России или где-то еще. Так вот нужно создать их базу данных, базу данных грамотных азербайджанцев, чтобы в дальнейшем вернуть их в Азербайджан. Если кто-то, допустим, получает в Европе 3 тысячи евро, нужно платить ему 5-6-8 тысяч евро, лишь бы он вернулся домой и приносил пользу своей стране. Моя первоначальная цель - попытаться вот эту группу постепенно вернуть на родину. Сотни тысяч азербайджанцев, живущих в России, Украине других странах, должны вернуться домой и приносить пользу своей родине.

Почему они должны работать в Германии, Франции, Украине, а не дома?! У страны должен быть мозг. И его надо так собрать, чтобы он был лучшим.

Партии пытаются брать количеством. Им важно количество сторонников. А я считаю, что важно качество. Команда из 10-20 человек может работать лучше, чем 5 партий. И если ты можешь собрать кулак мыслящих людей, то тебе не будет никаких преград. И я буду думать только о том, чтобы эти люди могли вернуться в страну и занять достойное место у себя дома.

- Вы говорите: «Моя цель». Моя цель – цель Арифа Мамедова не дипломата…

- Пока что я дипломат. А я вам говорю о цели, которая появится, если меня отзовут с нынешней должности. В таком случае у меня будут более широкие возможности, чтобы заниматься и другими вопросами. Я готов к любому развитию ситуации.

- То есть, в том числе вы готовы заняться политикой?

- А любой дипломат и есть политик. Ты находишься среди политиков, ты обсуждаешь политические вопросы. Так что дипломат – это политик. Да, дипломат не должен становиться политиканом, но дипломат – это в любом случае политик.

Я участвовал в переговорах по вопросам Нагорного Карабаха, по соглашению о партнерстве и сотрудничестве с ЕС и т.д. И тогда я был у истоков развития отношения с Евросоюзом и Советом Европы. То есть само собой я дипломат, и политик.

- Вы 20 лет на Западе, вы выступаете с каких-то политических позиций, вам при этом в кулуарах приписывают тот факт, что вы стали ставленником Запада, что Запад сделал-таки свою ставку…А у нас ведь в последнее время далеко не очень хорошие отношения сложились с Западом. А Запад довольно долго искал себе опору у нас в стране, несколько раз даже обжигался. И вот говорят, что сейчас-таки Запад нашел. Этим человеком стал Ариф Мамедов. И что именно вы будете стоять у истоков мягкого или не мягкого переворота, который Запад по примеру известных нам стран хочет претворить в Азербайджане. И своими словами вы как бы это подтверждаете…

- Вы знаете, этот миф, что Запад сидит и думает о том, чтобы устроить в Азербайджане переворот. Запад в первую очередь хочет, чтобы у нас в стране была стабильность. Запад в нашей стране имеет свои интересы. BP и иные компании этой отросли зарабатывают в Азербайджане деньги. И им не нужна не стабильность. У Запада своих проблем предостаточно. И потом, Запад это какой-то собирательный образ. Венгрия и Румыния - тоже Запад. И Великобритания – тоже Запад. Так о каком Западе мы говорим?

Со всей ответственностью могу сказать, что не являюсь креатурой каких-либо западных, российских или исламских структур. Я просто патриот своей страны, который хочет сделать все, что в моих силах, чтобы мой народ жил лучше.

Вы знаете, я радуюсь развитию страны. Я приезжаю в Бакинский аэропорт и считаю, что лучшего в мире пока нет. Я в последний раз был в Баку и прошел расстояние из трапа самолета до выхода из аэропорта всего за две минуты. Сотрудники все улыбаются, вежливы. И такого уровня нет нигде в мире. Интернет работает лучше, чем в любом другом аэропорту, в котором я был, а вы знаете, что я постоянно в поездках.

Все это позитив.

Но я не понимаю, когда моя мать пенсионерка, которая 40 лет проработала врачом, получает пенсию в 100 манатов. Или одноногий отец моей супруги, который почти не видит, человек, который преподавал в Гарварде, человек, который является известным геологом, который потерял глаза, работая с микроскопом, который открыл сегодняшние месторождения золота в Азербайджане, выдающийся интеллигент из рода Узеира Гаджибекова, сегодня сидит дома и получает пенсию в 110 манатов. Я этому возмущен.

Многие придрались к тому, что я написал про то, что в Европе, дескать, хожу в спа. В спа, в который хожу я, может позволить себе пойти и водитель такси, и министр. И там нет ни для кого никакой разницы. Потому что он одновременно доступен и министру, и водителю такси.

Вы знаете, сколько я плачу за фитнес-центр, в который хожу? Там есть бассейн, сауна, тренажеры, спа-центр и т.д. и все на высшем уровне. Так вот вы знаете, сколько я плачу? 299 евро в год. В Баку фитнес-центра такого же уровня меньше чем за 3000 манатов в год нет.

Тут в Бельгии минимальная пенсия 1200 евро. Да безработный, беженец, который приезжает сюда, получает порядка 1000 евро и плюс по 200 евро на каждого члена семьи. Плюс бесплатное медицинское обслуживание и бесплатный транспорт. Да и цены на продукты питания раза в два ниже, чем в Азербайджане. И вот эти люди тоже могут ходить в фитнес-центр. В Азербайджане я не мог себе позволить пойти в такой центр…

У меня в Баку вообще нет квартиры. У меня есть только старый дом моей мамы в Мардакянах, который разваливается. И если кто-то не верит, то может поехать и посмотреть. У меня душа болит за свою мать, которой я конечно помогаю, как могу. Но я не могу сделать больше, чем я могу. Хотя моя мать считает, что я очень неплохой сын.

- Вы постоянно говорите: я хочу сделать так или эдак, я хочу сделать то или это. Вы собираетесь все это делать в качестве кого? Вы собираетесь основать НПО, собираетесь все-таки стать полноправным политиком…

- Считаю, что в сегодняшнем мире для того, чтобы что-то делать не обязательно сидеть в кабинете и чтобы за тобой был бы флаг и фотография президента. Я могу находиться в самолете и делать то же самое в 10 раз успешнее. Я мог бы делать что-то в сто раз успешнее, если бы у меня было рядом хотя бы десять людей, которые бы мне помогали.

Для меня интеллект человека, умение быстро и оперативно мыслить очень важно. И я надеюсь, что с такой группой людей на сегодняшнем этапе мы сможем продвигать, подтолкнуть власть к реформам, а дальше как получится…

- Ладно, я задам прямой вопрос: вы хотите и готовы возглавить страну?

- Я на такие вопросы не готов отвечать. Я пока занимаю свою должность, занимаюсь своей дипломатической и политической работой. И на сегодня я не готов отвечать на вопрос о том, что я хочу или не хочу. Я готов служить своему народу где бы я ни был. Буду ли я работать послом в ОИС или возглавлять НПО – я готов делать все, что могу для своего народа. И как бы пафосно это не звучало, предназначение своей жизни я вижу в этом.

- У меня последний вопрос. Те ребята, дипломаты, которые лайкнули ваш статус, и которых в результате за это уволили, мне просто интересно, остались в друзьях у вас в фейсбуке?

- Через МИД, через меня прошло очень много дипломатов, которые у меня работали. Очень много людей, в которых я вложил свою душу и знания. Поймите, за четыре дня этой кампании против меня в ФБ написали буквально 5-6 каких-то людей. Я стал проверять этих людей, и выяснилось, что это фейк-аккаунты.

Что касается ребят, я никого из них не обвиняю. Повторяю, что такие ребята заслуживают самых высоких мест в этом государстве. Я их всех знаю. Грамотнейшие ребята. Они ничем не слабее европейских дипломатов, с которыми мне приходилось встречаться. Великолепные умницы. Я их всех люблю, как своих сыновей и дочерей. К каждому из дипломатов я действительно всегда относился, как к своим детям или братьям и сестрам. Это знают все. Так же я относился к любому студенту, который учился в странах, в которых я работал. Я поручил секретарше, чтобы мои двери всегда были открыты 24 часа. Если у меня нет встречи, любой студент мог напрямую зайти ко мне и я всех принимал. Я люблю молодежь. Я получаю энергию от молодежи, от тех людей, которые поддерживают меня. И сегодня у меня внутри столько энергии, которую мне после этой кампании дали люди, что я понимаю, что я на правильном пути, и что я должен идти этим путем…

Мы сегодня должны быть с Европой. Одновременно мы должны иметь великолепные добрососедские отношения с Россией, потому что РФ является нашим историческим партнером. А Европа сегодня, какие бы отдельные негативы там не были бы, является образцом для всех.

И российская элита строит отношения с Европой. И у нас точно так же: и элита, и не элита – мы все смотрим на Запад.шаблоны для dle 11.2












Teref.info © 2015
E-mail: [email protected]            Telefon: 051 933 93 21            Baş redaktor: Nurəddin (Xoca) İsmayılov
Məlumat internet səhifələrində istifadə edildikdə müvafiq keçidin qoyulması mütləqdir.
Sayt Webmedia.az tərəfindən hazırlanmışdır.